2009-06-24

Сяо Хун (12): Знакомства.

Одиноко. А на север особенно. Целыми днями дома и дома.

Вот приглашали на художественный вечер. Его организует местный образовательный клуб. Члены его собираются вместе на квартире, читают газеты, обсуждают новости, литературу, искусство. Говорят, что там бывают "политические", но кто это такие я тога и не знала точно.

Поздно вечером мы с Лан Хуа поехали на этот вечер. Мела метель, но холодно не было - в огромных каменных домах горели окна и грели меня. Мы пришли, когда совсем уже стемнело. Муж поднялся на крыльцо и постучал в окно, практически сразу открылась дверь и раздался гомон голосов. Чьи-то я узнала, а чьи-то были совсем и не знакомые.

- А, Лан Хуа! Пришел! Заходи, старина! - рукопожатия, объятия, улыбающиеся лица. Кто-то протягивает мне руку и представляется, кто-то хлопает по плечу и что-то говорит. Незнакомые люди, но какие уже родные. Лан Хуа и я снимаем плащи и закидываем на вешалку, одежды на ней уже столько, что саму ее почти и не видно.
- Мы немного припозднились...
- Ни чуть, даже и не начинали. Ну-ну, проходите!

В гостиной люди, они собираются небольшими группками и читают друг другу рассказы, пьесы, стихи.

Тут я встречаю свою бывшую сокурсницу. Она стоит перед каминами и читает стихи, ее распущенные волосы золотятся в свете огня. Как только она замечает меня, то прекращает читать и мы вместе отходим к окну - вспоминаем общих знакомых, какие-то истории.

Потом все собираются у большого круглого стола посреди гостиной. Мы пьем чай, щелкаем орешки, разговариваем о живописи. Я разглядываю пришедших - в основном это мастера, что живут неподалеку. Среди всех особенно выделяется один - высокий с сухой рукой. ОН всегда говорит спокойно и уверено, никто его не перебивает и слушают всегда внимательно. А еще он единственный, кто одел галстук.

Гостиная в квартире еще и проходная - три двери ведут в три разные комнатушки. Вот из одной выходит женщина с волевым лицом в кожаной куртке. Она кивает гостям и уходит в другую комнату.

Лан Хуа встретил какого-то толстяка и они оживленно болтают. Я пыталась вслушиваться, но ничего не понятно: "Вторая Армия", "Восьмой Полк", Девятый Полк"*. Я никогда не слышала от Лан Хуа до этого ничего подобного, но видно, что понимает сам он все понимает. К ним подходит девушка в туфлях с высокими каблуками. Она совсем маленькая, почти девочка, и чем-то похожа на Монголию**. Толстяк кивает на нее головой и говорит:

- Моя женщина!

Лан Хуа улыбается и подзывает меня к ним. Теперь я могу сесть рядом с ними и послушать!

Когда мы возвращались домой, Лан Хуа сказал:

- Бывший сокурсник... Человек!

Мы идем по ночному городу. Не слышно позвякивание трамваев, а светофоры горят зеленым. На западе висит щербатая половинка Луны. На углах то тут, то там перед горшочками на углях сидят уличные торговцы. Они тихо переговариваются, а над горшками поднимается аромат овощного рагу.

Глубокая ночь...

[*]: Основные военные силы коммунистической партии Китая того времени.
[**]: Очевидно, нужно расценивать это как "хрупкая, беззащитная, но гордая". Монголия стала второй страной соц. лагеря после Советской России.

Комментариев нет: