2009-12-31

2010.

Всех с наступающем!

2009-12-25

"Credo quia absurdum est"*

Зашел разговор с сокамерником о вере.

- И в непорочное зачатие веруешь?
- Верую.
- И в воскрешение Лазаря?
- Верую.
- И в шестидневное творение?
- Верую.
- И в то, что Земле 6013 лет?
- Верую.
- И ты при этом геолог?
- А че нет-то?

Вот как человек может знать датировки какого-нибудь пермского или мелового периода, но так истово верить в то, что написано в книге, которую он читал в адаптированном варианте для учеников младшей школы в картинках? Я тоже в шоке...

[*]: "Верую ибо абсурдно" - Тертуллиан.

Рождество с поправкой на день.

У меня всегда было трепетное отношения к католическому Рождеству - то ли кто-то из моих непутевых предков был по ошибке крещен не в той церкви, то ли сыграли-таки 90-00-е свою роль в формировании неокрепшей детской психики - вспомнить хотя бы бесконечные американские фильмы об этом праздник...

Собственно этим и занимался - К., глинтвейн, печенье и американская классика - "The Shop Around The Corner" (1940), "Miracle On The 34th Street" (1947), "Gremlins" (1984), "Love Actually" (2003) и ни тебе прогулки про гоп_предместьям Нск'а (2005), ни драки с Санта Клаусами в торговом центре Шена (2006), ни попыток прорваться в мутно-кислотное заведения с объебосом в некондиции подмышкой (2007), ни перелета Чанша-Пекин за девушкой, которую я видел два раза (2008). Тихо и по-семейному.

2009-12-22

[FCDR-06]:[Species Of Fishes]:[Songs Of A Dumb World Pt. 1]

Artist.......: Species Of Fishes
Title........: Songs Of A Dumb World Pt. 1
Label........: Species Of Fishes
Catalog#.....: FCDR-06
Released.....: Nov 2001
Genre........: Electronic
Style........: IDM, Experimental
Tracks.......: 12
Size.........: 122,2 MB
Альбом дня

2009-12-20

К.

К. художница. Именно к ней я обратился с просьбой отрисовать пару иллюстрация к рассказам в понедельник. Она взяла пару текстов на ознакомления, а через два дня вызвонила меня аж к метро "Московская". У нее план - мне не нужен художник, я буду учится рисовать сам:

"Для тебя это слишком личное, что бы передавать такую работу кому-то другому. Так как видишь текст ты, никто не увидит - потому что у тебя за плечами целая куча переживаний, связанных с ним, а еще ты владеешь первоисточником..."

После получаса объяснений, что рисую я в лучшем случае как пятилетний с отставанием в развитии - "ручка-ножка-огуречик - вот и вышел человечек" и о системе разделения труда в развитых обществах, она потребовала что бы я набросал ей на салфетки яблоко. Десять минут она вертела в руках в руках мой рисунок и заявила, что все не так уж и плохо:

"Оно круглое... Почти... И даже похоже на яблоко..."


Теперь она меня учит. Важной составляющей своего подхода она считает заменить мою ручку на карандаш, таскать меня по картинным галереям и заставлять на двадцатиградусном морозе нарисовать здание или елку.

2009-12-17

В 2012 году...

Вот такой прогноз от Жириновского. Здравствую, жопа - Новый Год...

2009-12-16

[7243-8-42066-2-8, CDVIR60]:[Enigma]:[Le Roi Est Mort, Vive Le Roi!]


Artist.......: Enigma
Title........: Le Roi Est Mort, Vive Le Roi!
Label........: Virgin Schallplatten GmbH
Catalog#.....: 7243-8-42066-2-8, CDVIR60
Released.....: 25 Nov 1996
Genre........: Electronic
Style........: Downtempo, Experimental
Tracks.......: 12
Size.........: 142,1 MB
Альбом дня

Наставление.

Пустота - это центральное понятие учения Сунь Лутана. Человек должен стремиться к Пустоте Духа и Разума. Обратное этому является и не Полнота, а Переполненность. Но парадокс в том, что не та чашка переполнена, у которой льется через край, а та в которую упала первая капля, потому что за ней последует еще одна и еще одна. Даже самое малое волнение или посторонняя мысль недопустимы - потому что отвлекают человека от формы и содержания медитации, а движения его перестают следовать единственно верному Пути.

Вот и не фиг даже начинать медитативный комплекс, если в голове бардак - или хотя бы не пожалейте минут десять на концентрацию на каком-нибудь отвлеченном объекте, а то как и я вывихните себе что-нибудь... Хорошо что хоть левой рукой отделался, а не шею свернул.

2009-12-15

[WR15]:[Bad Sector]:[Kosmodrom]


Artist.......: Bad Sector
Title........: Kosmodrom
Label........: Waystyx
Catalog#.....: WR15
Released.....: 2005
Genre........: Electronic
Style........: Industrial, Experimental, Ambient
Tracks.......: 10
Size.........: 113,4 MB
Альбом дня

2009-12-13

Планы.

Идея с мультиком по "Хуланьским заводям" провалилась - один человек отказался, а второй запросил за семь одноминутных серий внешний долг Нигерии и что бы его еще при этом в жопу целовали. После чего был послан, в несвойственной мне, грубой форме. Кроме того, мне не понравилось его видение идеи.

Завтра встречаюсь с художником. Если мы договоримся, то каждый рассказ получит по иллюстрации, а я начну пробивать издательство.

Обострение...

Помню, как-то девушка рассказывала мне про то, как она любит одиночество. И до нее и после таких было тонны - хоть соли их бочками и продавай по рублю. А вот эта конкретная мне запомнилась - убедительно так говорила. И я бы, наверное. даже ей поверил, но был у меня к тому времени опыт одиночества - когда хоть вой.

Холодная зима 007-008-го. Шеньян опустел. Иностранцев не то что бы не было, а не было совсем. Китайцы, с которыми я общался, тоже разъехались по домам на каникулы. Все мое общение с людьми сводилось к тридцатисекундному диалогу с продавцом из нижнего магазина. С деньгами тоже было не особо, да что уж душой кривить - хреново было. В супермаркетах было дешевле, но я брал именно в этом магазине, чтобы перекинуться парой слов о погоде с хозяйкой. Каждый день я уезжал на произвольном маршруте автобуса хоть куда-нибудь и накручивал километраж, а когда уставал так, что уже не мог идти, пытался добраться до дома. За месяц я выучил город так, что за последующие пару лет так ни разу и не заблудился. По вечерам я читал рассказы Чехова и "Раковый корпус" - единственные книги, привезенные из России. Именно тогда я прочитал первые рассказы Сяо Хун.

22 февраля приехал первый знакомец.

2009-12-10

То, что нас объединяет.

Перепост, конечно не мое, но как тут удержаться - графическое воплощение моей давней мысли о мате, как обязательной части русской национальной культуры, опубликовал сегодня ruffe.




Несогласные и политкоретные знают куда им идти.

[ANJDEE-029D]:[Komytea]:[7 / 9]

Artist.......: Komytea
Title........: 7 / 9
Label........: Anjunadeep
Catalog#.....: ANJDEE029D
Released.....: 15 Dec 2008
Genre........: Electronic
Style........: Progressive House
Tracks.......: 02
Size.........: 37,8 MB
Альбом дня

2009-12-08

"Когда прийдет последний облом..."*

Сдул пыль с томика Сунь Лутана "О философско-психологических основах внутренних школ у-шу".

Вообще он был основателем одной из силовых школ тайцзы, благодаря чему и сыскал себе славу, но это только внешняя сторона. Европейцы вообще склонны ограничиваться только ей. На самом деле он учил совсем другому - умению налить в пустую чашку зеленого чая и расколоть ее так что бы ни одна капля не потеряла обретенную форму.

Я возвращаюсь к утренним пробежкам и вечерним медитациям. Я расплескал за последние два месяца слишком много чая.

[*]: "Несчастный случай" - "Столбы"

2009-12-07

Сяо Хун (17): Разносчик.

[За 5 августа...]
По улице идет человек с корзиной туго забитой длинными и круглыми булками хлеба. Каждое утро он проходит мимо нашего прохода, разносит людям свежие пшеничные булки.

А я считаю... Три, пять, десять... Отдала ему все до последней монеты и на стол легла краюха черного хлеба. Лан Хуа вернулся и прямо с порога, не сняв шапки схватил хлеб, отломил от него ломоть, целиком сунул его в рот и начал искать соль. Он принес с собой запах морозного свежего воздуха, а пока жевал с носа у него стекали маленькие прозрачные капельки.

- Ешь, наедайся! А я сейчас... - я сбегаю на первый этаж за кипятком со стаканчиком для зубных щеток, а когда возвращаюсь от хлеба отъедена всего лишь небольшая корочка...
- Я ем слишком быстро, как же так можно? Это эгоистично, все мужчины эгоистичны, - поспешно говорит Лан Хуа. Отпил немного кипятка, но на мои уговоры яростно отнекивается. - Наедайся! Даже твоей половиной не наешься. Все мы мужчины такие, только о себе и думаем. Ты только-только поправляться начала, надо отъедаться!

И он стал рассказывать как будет открывать "научное общество", учил меня ушу, и все что-то рассказывал... А пока говорил, рука его непроизвольно протянулась к хлебу, отломила кусок и отправила в рот. Он даже не понюхаил не заметил съеденого. А потом во второй раз... Но тут он сказал:

- Все-все, наелся, больше не буду...

Он так и не снял шапку, а ему пора уходить, но я запихиваю ему в рот перед уходом еще один кусочек, он торопливо отпивает от стакана кипятка. Но мне тоже хочется пить, и только после того как я его прошу, он передает стакан мне.

- Нет, вечером я веду тебя в ресторан... - но мне удивительно: какой уж тут ресторан денег совсем нет.
- Поедим и сразу уйдем, а то так и с голоду недолго умереть, - и он уходит за горячей водой.

На второй день корзина полная хлеба снова ждала в коридоре, до краев залитый пшеничным ароматом. Но я открываю дверь, кто-то из соседей покупает. Я встаю и подхожу к двери - меня потряхивает от страха. Не от того, что я хочу хлеба, а потому что я боюсь что хлеб овладеет мной. Разносчик проходит мимо нашей двери и кричит:

- Леба! Леба!* - так харбинцы называют хлеб.

Я открываю ему дверь, выбираю булку и, внутренне сжимаясь, говорю:

- Деньги завтра, мелочи нет...

В воскресенье все отдыхают, даже надомные учителя. Вот мы и отдыхаем, а что еще делать, если даже на завтрак нет ни крошки. И снова, как навождение, появляется разносчик, выкрикивающий свое бесконечное "Льеба! Льеба!". Лан Хуа вскакивает с постели, а я ни жива, ни мертва - притаилась под одеялом, повторя: "Не надо, не надо!". Но Лан Хуа босиком, в одной майке и коротких брюках подходит к разносчику и берет у него краюху черного, за один фень, и пять кругляшек леба, которые величиной с яйцо. Но разносчик вырывает их у него из рук и закидывает обратно в корзину...

- Деньги разве нельзя отдать завтра?
- Ни за что! Вы мне еще за вчера должны полфэня! Никакого "в долг"!

Я затихаю под одеялом, не только хлеба сегодня не будет, но и последние монетки унесут...

- Чем же завтракать-то?
- Это ваше дело! - дверь захлопывется, а рядом со мной под одеяло ложиться холодное тело Лан Хуа.

[*]: Играл слов, которая уже встречалась в моих ранних переводах и обсуждалась на "Полушарии". Харбинцы действительно называют пшеничный хлеб "леба", звукоснимания с русского языка, тогда как обычный - мяньбао. Оба слова можно перевести как хлеб.

2009-12-06

Сяо Хун (16): Ранняя зима.

[За 22 июля...]

Ранняя зима. Я петляла по холодной улице и случайно встретила брата.

- Ин*! Сестричка! Ты куда?
- Да так, просто гуляю...
- Пойдем выпьем по чашечке кофе!

Сквозь занавеску кофейни видно стёкла затянутые морозными узорами. Мое пальто без воротника отправляется на вешалку. Ложечки побрякивают о края чашек.

- Холодно сегодня, плохо быть в такую погоду одной... Ты не надумала вернуться домой? - глаза у братишки темные-темные и глубокие.

Я помотала головой и спросила:

- А как ваша баскетбольная команда? Еще играете? Ты не забросил?
- Да нет... Я все лучше и лучше попадаю в корзину. Приходи, посмотри хоть раз. ... Нельзя быть такой несобранной.

Не отрывая глаз от чашки я аккуратно мешала ложечкой кофе. Мне казалось, что я далеко, а мои чувства унесенный далеко за горизонт штормом корабль, и обратно его может принести только сильный встречный ветер. Я ухватилась за платок. Слова брата слились в неясный шум. Я далеко за горизонтом. Моя чашка внезапно опустела, а ложечка звонко стучит по пустым бокам. Брат прервался и позвал официантку:

- Давай-ка еще чашечку!

Официантка приветливо улыбаясь подошла к нашему столу. Каждый ее шаг впечатывался в тишину. Наверное, виновато утро или холод, но мы были единственными посетителями в кофейне. И когда брат молча смотрел на меня своими глубокими и темными глазами, а я витала где-то очень далеко от него, было отчетливо слышно как гудят батареи.

- Совсем похолодало, возвращайся домой... Все пройдет...
- Как же...
- Что же хорошего в плохом настроении?
- А кто сказал что оно у меня плохое?

Мы все помешивали наше кофе, когда в кофейню зашла иностранка. Она села недалеко от наси я чувствовала запах её холодной одежды. Я была далека от молчащего брата, запаха иностранки, гудящих батарей, позвякивающей ложки, вкуса кофе и мира, но все они были настолько спокойны и уверены в себе, как я неспокойна и разочарована.

Мы все помешивали кофе, а улица постепенно оживала - на дороге все больше становилось повозок, сквозь изморозь на стекле мелькали силуэты людей, слышался то смех, то цокот набоек по мостовой.

- Ин, уже совсем холодно, ты не сможешь уплыть, возвращайся пока домой - говорил брат. - Знаешь, у тебя слишком длинные волосы. Может тебе хоть раз сходить в парикмахерскую...

Я изо всех сил подавляю в себе волну тепла и говорю:

- У меня нет желания возвращаться домой...
- Как же ты поплывешь такой? Как? - глаза у брата глубокие-глубокие и черные. В левой - чашка, а правая на столе - ладонью открытою вверх. Наконец, ухватился ей за свой шарф, а я стараясь не смотреть ему в глаза, смотрю на его губы. - Сестра, я очень за тебя переживаю...

Его зубы казались белее и больше чем они есть на самом деле, от них лучилась какая-то сила, но и тепло, а губы меняли цвет. Что-то безумное, что-то мирное, но теплое...

Мы вышли из кофейни, под ногами хрустел заледеневший наст.

Ранняя зима... Утренние солнце окрасило наши волосы красным, который заставлял меня чувствовать одиночество и необъяснимую эйфорию. Младший брат тискал в руках шляпу, плечи его то поднимались, то опускались, а в такт им мое сердце. Мы дошли вместе до облетевшего парка, когда брат неожидано протянул мне свою очень толстую руку:

- Мне пора на занятия, - пожал мне руку, повернулся спиной и пошел прочь. Но пройдя всего пару шагов он вдруг развернулся обратно:
- Ин... Может все-таки вернешься домой?
- Это нельзя назвать домом. Я не хочу снова метаться между тобой и отцом. Хватит!
- Может тебе нужны деньги?
- Нет.
- Да посмотри на себя, ты таешь, скоро совсем сляжешь! У тебя холодное пальто! - темные-темные и глубокие глаза брата умоляли. Но мы снова пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны.

Солнце освещает мое лицо. Что бы больше не встречаться с братом я перешла на другую сторону, бесцельно петляла проулках, захлебываясь в сильных порывах зимнего ветра, мелко покашливала.

Я не помню брата так как помню его глубокие и тёмные глаза... Они врезались в мое рассеянное, одинокое сердце странника, моментально теплеющее от одного воспоминания об этом давно исчезнувшем взгляде.

[*]: Настоящее имя Сяо Хун - Чжан Найин.

День №0.

Выпотрошил карманы, шкафы и сумки на момент сигарет и зажигалок, собрал и отнес в мусоропровод. Помыл пепельницу. И тоже выбросил.

Отсчет пошел - день номер ноль.

2009-12-05

Отстрел живых мертвецов.

Году так в 2004, когда я только вступил на кривою дорожку синологии, был на просторах ЖЖ такой уютный бложик о Китае - "МаГазета", который активно и не очень пополнялся Ма Юйси. Года через два он набрал обороты и зазвездился. Бывает и проходит, подумал я и от подписки не отказался. А бложик все херел и херел - не по форме, он благополучно переехал на сепаратный домен с WordPress'овским движком и вроде бы даже наращивал читательские мощностя, а по содержанию. По сути, он превратился в навязчивую саморекламу, набор мемов и баянов.

Сегодня я, наконец, могу констатировать факт, что бложик дошел до грани, когда его лучше пристрелить, что бы не мучился - редактор разыгрывает инвайт на Лепру.

Мой вариант развития - собрать новую команду, но уже без "ГлаВред'а Ма", и попробовать поднять новый тематический проект. Или просто забить.

2009-12-04

В 2047 году...

... я отойду от дел, выдам направляющий пинок непутевым отпрыскам, сожгу все свои китайские словари, распродам имущество и уеду в Австралию. Что бы купить там себе небольшой участок земли, пробить на нем скважину, установить ветряк, построить дом и небольшую ферму утконосов.

Осталась малость - дожить до 2047 года...

2009-12-03

Моя матрица Паскаля.

О. прокомментировал мои отношения с Над-Существом, как "стокгольмский синдром" - все бы в этой комментарии было хорошо, но допускается мысль, что это Над-Существо реально, а я отчаянно пытаюсь эту мысль вытравить и послать лесом, но в самой необходимости этой зачистки есть одно - допускается мысль, что я верю, что Над-Существо реально. На что О. ответил:

"Будь проще, просто кому-то надо было отбить прайс по смете - вот он и забацал этот мир. Ему глубоко фиолетовы твои переживания и эмоции, а пытаться понять его - это почти тоже самое как пытаться представить круги на водной глади озера от ботинка в четырехмерном пространстве. И озеро, и ботинок, и семи-восьмилетний оболтус - четырехмерные. Понял? Ни черта ты не понял! Приходи когда сможешь представить себе... ну, хотя бы четырехмерную табуретку! А еще лучше прими все это как факт не требующий доказательства..."

2009-12-01

Культур-мультур.

Взял подмышку сокамерника и повел окультуриваться на вечер современной прозы Дмитрия Каралиса. Все началось с того, что мы опоздали...

- Не ссать! - прорычал сокамерник и ворвался в зал. Зал тихо охренел, мы тоже. Сосед толкнул меня локтем в живот и громким шепотом заявил - У нас здесь одних свои волосы и зубы... Хотя про тебя я уверен не до конца...

С этим было не поспорить. Как и с тем, что все в этой тусовки приходились друг другу толи родственниками, толи друзьями детства. А мы там смотрелись что два гопника в белых кроссовках на кафедре эстетики имени Гегеля. Через десять минут на нас перестали пялиться, а сосед под мерный бубнеж Каралиса о своих знатных и не очень предков впал в состояния культурной прострации.

- Посмотри на эту картинку!
- Нет!!!
- Что нет?
- Ты даже пробовать не будешь спереть картину из мест, куда я периодически хожу пить кофе!
- Уже и спросить нельзя...

Еще через десять герой вечера, Каралис, намекнул, что надо бы выпить и ему притащили пластиковый стаканчик. Он хлопнул и заметно оживился. А мы попутно узнали, что никакой это не вечер современной прозы, а его шестидесятилетие и параллельно презентация новой книги. Которая на самом деле не новая, а издание второе, дополненное. Но валить было как-то поздно.

- Кстати, вот и сама книжка - передайте по рядам. А иллюстратор оформлял издания Тэффи, Аверченко, Зощенко. Салтыкова-Щедрина...

- Книги на халяву? - забубнил мне в ухо сосед.
- Угу...

Потом автор, в очередной раз, заикнулся о том, сто в соседней комнате водка греется, то есть чай стынет, но его прервали суровым упреком о регламенте. И он принялся рассказывать как восстанавливал церковь. Какая-то всем там кроме нас знакомая тетка лет двадцати пяти отыграла что-то на пианино, бородатый толи читал песни, толи пел стихи. И тусовка, наконец, усасываться во вторую комнату, где грелся чай, а мы с сокамерником подрапали домой.

- Ниче так мужик... Надо было остаться на банкет, - размышлял мой сосед. - А еще лучше картину спереть - неплохая такая, с закатом.