2010-08-31

2010-08-30

Кино-todo на сентябрь.

Фильмы, которые я хочу посмотреть в сентябре:

- Социальная сеть (Финчер - у него семь отличных фильмов, просто культовых: кто сказал, что восьмой будет хуже),
- Секс, наркотики и рок-н-ролл (о-у-у-е! Вспоминаю фото Алекса с дичайшего бодуна в футболке "Драгс, секс, рок-н-ролл" в шэньянском студенческом),
- Край (потому, что Учитель),
- Игла Ремикс (потому, что я мазохист и мне хочется верить, что можно отмотать жизнь на начало 90-х),
- Чат (потому, что трейлер доставляет),
- Мачете (чувак с кучей ножиков в плаще - хорошо бы герои еще и не разговаривали),
- Обитель зла 4 (это - Йовович! Ты понял? Йовович!!! И хрен с ним, что третья часть была лажей).

Фильмы, которые я смотреть буду только от полной тоски и безысходности:

- Москва, я люблю тебя (Кончаловского послали в жопу с его короткометражкой в проекте "Нью-Йорк, я люблю тебя", он потряс Рублевку и отчебутчил свой - как это мило. Егор - Ваш голос в пользу нищих!),
- Все фильмы с суффиксом 3D (они пытаются проникнуть в мое личное пространство, марш обратно в экран!).

Список отсортирован по приоритетности. Чем выше - тем больше я от него жду.

2010-08-29

Глава III - Репрессированная территория.

Взято и нарезано до формата страницы А5. Потому что захотелось.

Еще до крещения Руси сложился институт мученичества. Как правило, муки принимались от несправедливого государя [...], много реже - от персонализированого образа Внешнего Врага [...].

Проблемой ХХ века стал избыток мучеников - убиенный царь с семьей, белая эмиграция и красные комиссары, кулаки и беднота, диссиденты и правоверные коммунисты. История российского государства так часто пересматривалась в ходе одного столетия, что нет больше национальной, социальной, религиозной или культурной общности людей, которую можно было бы обвинить в отсутствии гонений.

[...] Несмотря на то, что в веке XXI произошла глобальная перестановка акцентов в самом понимании "мученичества", многие, даже очень неглупые люди, ждут начала политических репрессий [...].

Гонений не будет [...].

По крайней мере, в обычном понимании этого слова. Ни индивдуальных, как во времена царской охранки, ни массовых сталинских репрессий, ни проглаживания против шерстки Брежнева [...]. Дело не в появлении либеральных свобод, а в том, что как бы быстры не были не механизмы репрессивных аппаратов во 30-е года, их скорость недостаточна [...].

Репрессии будут назначаться территориальным округам как разнарядка по погрузке\отгрузке резиновых сапог в сельпо [...]. Внешне, и при правильной постановке задачи - изнутри, это мало чем будет напоминать репрессию в прямом смысле этого слова [...]. Очень постепенное создание искусственного дефицита на товары первой необходимости при сохранении товаров изобилия, несиловая информационная изоляция, размытие до предела горизонтальных и вертикальных социальных связей, [...] - в общей сложности комплекс восьми мер.

Задача гонений нового типа не в уничтожении личности, но создания условий, когда само понятия личности перестанет существовать.

2010-08-14

Цой - живее прочих мертвых.

Цою вообще-то повезло, что он погиб в 90-м.

Вообще, чем больше я натыкаюсь на различные версии его биографии, тем навязчивее у меня за спиной мелькает тень какого-то очень крутого, очень дорого и очень умного пиарщика - жизнь выверена и уложена в образ до самых мелких деталей. Его смерть в пиковой точке заката СССР на пике личной славы - это хорошее завершения самого окупившегося советского рок-проекта.

Останься он жив, то стал смешным сбрендившим гномов с зашкалившим ЧСВ и песням, у которых двойное дно так глубоко, что в попытке донырнуть риск утонуть рос бы из года в года. Так стала и с Шевчуком, и с Кинчевым, и Бутусовым - они имеют глупость повторять путь советской эстрады, которую держали в оппозицию.

Цой настругав восемь официальных и немерено левых альбом и снявшись в паре фильмов стал зеркалом эпохи, а Шевчук - "Юра Шевчук, музыкант", который ходит по встречам в с президентами и бьет по морде подростков, что мочатся на стены Кремля. Да и гитарасты всея Руси берут первые в жизни аккорды разучивая песни "Пачка" и "Солнце".

2010-08-06

На вопрос - "куда я пропал?"

Последнюю неделю и, дай Дао, ближайшие две я провожу в лагере лечения интернетзависимых. А в городе собираюсь появляться раз в неделю, много - два.

Пью вкуснейший чай на колодезной воде, гоняю эскадрилии дроздов, рассуждаю о российской государственности и порядках, перевожу позднюю прозу Сяо Хун и культовую пьесу Лао Шэ - "Чайная", которую никогда не поставят на российской сцене. Дело тут не в политической подоплеке, а в том что она трех актов, по одной сцене каждый - всего на пятнадцать-двадцать страниц машинописного набора, но чуть менее чем ста героев - ни в одном российском театре такую кодлу дармоедов кормить ради трех-пяти постановок в сезон не будут.

В общем никуда я не потерялся и все у меня хорошо, чего и Вам желаю.